Вход на сайт

 

Долгим было возвращение чеченцев на родину, после выселения 23 февраля 1944 года. Режим спецпоселения был тягостен для людей, не понимающих за что их депортировали. Ведь тысячи сынов чеченского народа были на фронте, мужественно воевали и погибали за свою Родину.

Каждый год на чужбине проходил в ожидании торжества справедливости. «После смерти И. Сталина и расстрела Л. Берия у них появились надежды, что справедливость восторжествует неминуемо. Вместе с тем известные представители репрессированных народов, в частности, писатели, ученые, отставные офицеры, бывшие высокопоставленные партийные и государственные чиновники, руководящие хозяйственные работники, активнее и настойчивее стали обращаться с письменными обращениями в высшие инстанции власти.», - так пишет в своем предисловии к сборнику документов и материалов «Восстановление Чечено-Ингушской АССР» известный ученый и историк А.М. Бугаев.

Письма с просьбой разрешить вернуться домой писали и рядовые спецпереселенцы.

Тоска по родине, любовь к родному очагу были непростыми словами для людей, не терявших надежды, что сбудется их сокровенная мечта - жить и умереть на своей родной земле.

Здесь сделана подборка писем, в которых люди выражают свою боль и желание вернуться на родину. Стиль оригинала писем сохранен.

  

Исмаилов Джунид Исмаилович, 1905 г.р., уроженец сел. Чечен-аул Атагинского района ЧИАССР. 

Председателю Президиума Верховного
Совета СССР
тов. Ворошилову К. Е.
Председателю Совета Министров СССР
тов. Маленкову Г. М.
От Исмаилова Джунида,
проживающего: Буурдинский
поселковый Совет
пос. Окторкой, дом ГРП 22,
Быстровского р-на Фрунзенской обл.
Киргизской ССР 
 

Заявление

 
Чеченский народ мужественно боролся против царского самодержавия и имеющий на этот счет свою историю вошедшей в Советскую литературу в 1944 году как Вам известно переселен поголовно на разбирая виновных и невиновных в том числе герои, которые имеют правительственные награды. При нашем переселении своим честным трудом нажитое имущество осталось дома в силу чего много народа в том числе большинство женщины и дети погибли, правда после нашего переселения некоторую помощь правительство нам оказало как то: продуктами питания, ссудою на строительство домов и мясо в живом весе 200 кг, что до некоторой степени помогло переселенцам на первое время. В момент получения нами ссуды мы находились в тяжелом состоянии, хлеб кукуруза стоила до 200 рублей пуд, будучи голодными за эту ссуду в сумме 5000 руб. люди для того чтобы не голодать купили 2-3 пуда, а теперь когда пришел момент взыскания ссуды с пеней приходится платить до 8000 руб., что разоряет нашу экономику.
Ведь у каждого переселенца на Родине осталось: хорошие дома вместо которых нам должны были дать безвозрастную* ссуду или строить дома. Основания для поголовного переселения чеченского народа вообще нельзя найти, ибо немец на территории чечен не был, и чеченский народ немцу не помогал и не помог, а если и было среди нас не надежные люди, то это было совсем редко как среди других национальностей. При том эти лица самые честные чеченцы изолированы из Советского хорошего общества навсегда.
_____________________________________
*Так в документе. Читать «безвозвратную»..
 
Чеченский народ хорошо знал с первых дней нашего переселения кто является инициатором нашего поголовного переселения не жалея детей, стариков и женщин.Правда своевременно об этом известить Правительство боялись, ибо это было как Вам известно опасно на жизнь. Ныне под Вашим руководством и по Вашей бдительности разоблаченный враг Советского народа и агент иностранной буржуазии Берия в момент нашего переселения был наркомом НКВД, а до этого был секретарем ЦК Партии Грузии и Грузия граничилась с нами, где часто по вине грузинских некоторых людей происходили вооруженные стычки каковые кончались жертвами обеих сторон, особенно в Галанчожском горном районе с гражданами села Мелхисты. Вот отсюда началась злоба бывшего секретаря Грузинского ЦК Партии ныне разоблаченного врага Советского народа Берия, который в последствии будучи Наркомом решил отомстить чеченскому народу самыми суровыми приемами, что привело к массовой гибели чеченского народа с отнятием у них права на родной язык литературы и учебу, что противоречит Конституции СССР. Берия не только добился нашего переселения, а также его Родина Грузия получила [из] бывшей чеченской территории следующие р-ны: Галанчожский, Итумкалинский, Шатойский, Шаройский, Чеберлоевский и др., о чем Берия еще с давних пор скрытый враг нашего чеченского народа мечтал, но в последствии разоблаченный в силу Вашей бдительности.
Чеченцы не были изменниками родины доказывает, то обстоятельство, что Чечения в борьбе с Дениковской бандой потеряло 14 сел и погибло много народа в этой борьбе. Руководство в этой борьбе осуществляли честные большевики т.т. Киров и Орджони­кидзе, а в это время Грузия в основном была на стороне иностранной буржуазии, в это время чеченцы проливали кровь за Советскую власть. Бывшие вышеперечисленные р-ны чеченского народа перешли в Грузию со всеми движениями и недвижимым имуществом. Вышеизложенным я не хочу сказать, что Грузия является ненадежной, но среди них были подобные Берия враждебно настроенные элементы, которые являлись инициаторами нашего переселения. Все честные люди среди чеченского народа благодарят Маленкова и Ворошилова и в Вашем лице Партию и Правительство за разоблачение Берия инициатора всех контрреволюционных действий. Чеченский народ надеется, что на состоящейся сессии Верховного Совета наша Верховная власть скажет свое резкое слово о чеченском народе, который отдал всю свою силу на строительство коммунистического общества и уверяю Вас, что чеченский народ еще честнее и преданнее будет работать и впредь на благо Родины под Вашим верным руководством.

Жалобщик /Исмаилов/

5/VIII-1953 г. 

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 1591 

4 ноября 1953 года Исмаилову Джуниду, как и всем спецпереселенцам, писавшим до него во все инстанции с просьбой об освобождении из спецпоселения, было отказано. Однако он не примирился с отказом. 5 января 1954 г. он вновь обращается в Кремль. 


 

Председателю Президиума Верховного
Совета Союза ССР
тов. К. Е. Ворошилову
Копия:
Председателю Совета Министров
Союза ССР
тов. Маленкову
от члена КПСС, рабочего Буурдинского
горно-обогатительного комбината
Исмаилова Джунида,
прожив.: Кирг. ССР, Фрунзенской обл.,
Быстровского р-на, пос. Окторкой, ГРП-2

 

Заявление

 

Аналогичное заявление на Ваше имя я направлял летом 1953 года, сейчас же после разоблачения злейшего врага советского народа - Берия. Заявление мое было вручено в экспедицию Верховного Совета 11/VIII-53 г.
Как в первом своем заявлении, так и в настоящем никаких доводов о снятии ограничения лично с себя я не делал, но несмотря на то Облуправление МВД Фрунзенской области, которому было поручено разбор моего заявления, вместо того, чтобы разобрать по существу закончили тем, что «отказать» от снятия ограничения «за неимением основания», о чем мне объявили под роспись через спецкомендатуру Быстровского районного отделения МВД.
Я конечно не могу согласиться с таким ответом, который совершенно не по духу моего обращения в Верховные органы Советского Союза. Я касаюсь и касался не лично о снятии ограничений с себя, а касался и касаюсь невинного народа, который в виду вредительской работы ныне разоблаченного врага народа Берия перенес неимоверные трудности и лишения на протяжении последних 10 лет.
Конечно наглые действия Берия, издавшего приказ о поголовном переселении чеченцев и ингушей, нам были известны с первого дня его карьеристской работы, рассчитанной на национальную рознь, на разжигание вражды между народами и особенно против великого русского народа, о чем ярко сказано в момент обвинения Берия.
Заявляю уверенно, что если бы не преждевременная кончина любимцев нашего народа и всего советского народа - пламенных борцов революции Серго Орджоникидзе и С.М. Кирова, еще тогда, т.е. лет 10 тому назад, когда враг Берия посягнул свою вражескую руку к чечено-ингушскому народу, - эти руки были бы укорочены.
Для того, чтобы представить себе наиболее ярче, как великие представители советского народа т.т. Орджоникидзе и Киров оценивали наш небольшой народ в годы революционных взрывов и позже - в годы мирного строительства, хочу цитировать некоторые выдержки, опубликованные ко дню 20-летия ЧИАССР в особом сборнике, выпущенном в 1939 году...
Орджоникидзе, характеризуя революционную сторону нашего народа на V съезде трудовых народов Терской советской республики 3/XII-1918 г. говорил: «Я люблю чеченский трудовой народ. Я по радио заявлял Москве и всему миру про чеченцев, о которых мир или не знал, или знал как грабителей, что чеченцы являются преданными борцами за социалистическую революцию и за власть трудового народа» /Газета «Народная власть» 6/Х11-1918г. № 174/.
На этом же съезде от 3/XII-1918 г. тов. Орджоникидзе излагая свою любовь к маленькому, но храброму ингушскому народу сказал так: «Я всегда сообщал Москве о преданности этих лучших испытанных борцов за народную власть» /Газета «Народная власть» 6/XII-1918 г. № 174/.
...Враг Берия конечно хорошо знал все оценки данные великими деятелями Советского Государства т.т. Орджоникидзе и Кировым и знал хорошо, что при жизни т. Орджоникидзе он не смог бы осуществить такую гнусную политику в отношении нашего народа - выселяя поголовно из пределов Северного Кавказа, мало этого, лишая всякой национальной культуры, обездолив всем тем, которое было нажито долголетним упорным трудом. Не говоря о том, сколько людей погибло в результате переселения от голода и холода и эпидемии, которые ни в чем не виновны. Но мы, оставшись в живых до дня разоблачения врага Берия, находившиеся под приказами Берия, как ми­нистр Внутренних дел СССР - уже после переселения поставил нас в самые тяжелые условия жизни.
Хотя и говорят поверхностно, что за нами сохраняются все гражданские права, но на деле далеко не осуществляется. На каждом шагу нас притесняют, особенно на производстве...
Пологая, что Правительство Советского Союза пересмотрит положение о нас, как таковой пересмотреть необходимо.
Во-первых - как для ликвидации вредительских последствий - Берия.
Во-вторых - в целях поднятия настроения наших народов.
В-третьих - по давности, так как прошло 10 лет ограничений прав не только в передвижении, но и в трудовых делах.
...Предположим, что я обратился хотя бы касаясь лично о себе снятии спецограничения и мне ответили, что отсутствует основание на снятие ограничения.
Логически возникает вопрос, какой именно я совершил вред государству, чтобы нести наказание в виде ограничения прав и выселения на протяжении 10 лет.
Я опять таки уверенно заявляю, что и я и народ наш страдает именно из-за преднамеренных вражеских действий - Берия, который воспользовавшись доверием партии и Правительства, добился нашего выселения, незаслуженного нами...
Конечно, не без того, чтобы не было бы ни одного преступного элемента, но это в любой нации, но единицы и незначительно, но при чем же вся нация, причем же старые мужчины и женщины, при чем же столь многочисленные дети, в общем опять причем же вся нация целиком...
Даже после переселения, несмотря [на] всесторонние притеснения, наш народ не оставляет свои трудовые подвиги, будь это на производстве или в колхозах, там, где работают наши люди везде и всюду заслуживают похвалы, но не продвигают к руководству или к награждениям, или на выборную должность, только по той причине, что мы по нации чеченцы или ингуши.
Неужели мы повинны, что мы рождены на свет, что предки наши были чечены.
Я прошу от имени нашей нации пересмотреть не зажившую рану от последствия Бериевского вредительства и изменить нынешний взгляд на нас, в первую очередь со стороны местных органов власти тем самым исчезнить (Примеч. читать - «искоренить») неправильные взгляды на нас со стороны других народов, посеянный Берием.
Срок 10 лет по нашим убеждением вполне достаточно к пересмотру режимных законов и в отношении нас...
В данном заявлении выражено желание всего нашего народа, переносящего страдания в течении последних 10 лет. Наш народ особенно благодарен Правительству, разоблачившему врага народа Берия, и крепко надеемся, что в ближайшем будущем полностью ликвидируются последствия от вредительства Берия, т.е. пересмотрите вопрос о нашей нации, прошу по возможности ускорить.

С просьбой Д. Исмаилов

5/I-54 г.
 
31 мая 1955 г. Исмаилову Джуниду объявлено о том, что он как член КПСС органами МВД с учета спецпоселения снят. Снятие с учета не разрешало выезд на родину и возврата конфискованного при выселении имущества. 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д.1591

  Джамалханов Салман, 1918 г. р., уроженец сел. Чечен-Аул.

 

Военному министру Союза ССР
Маршалу Советского Союза
товарищу Василевскому
от Джамалханова Салмана
проживающего: в Каз. ССР,
Алма-Атинская обл., Энбекши-
Казахский район, ст. Иссык
Плодовинсовхоз, Участок № 4

 

Заявление

С 1938 года по 1945 год я служил в Советской Армии, в качестве мастера авиавооружения 2-й эскадрильи авиационного полка гвардейского истребительного корпуса Ленинградской области.
Я член партии с 1944 года...
Был у меня младший брат по имени Салаудин, который убит на войне с немецкими захватчиками в Отечественной войне. Я сам участвовал в Отечественной войне, имею ранения и имею награды: орден Красной Звезды и медали.
В связи с выселением чеченцев и ингушей с Кавказа, по демобилизации из Советской Армии меня направили в г.Алма-Ата Каз. ССР, в область, в которой я и проживаю в настоящее время.
По прибытии меня взяли на спецучет, поскольку по национальности я чеченец...
Как я указывал выше я с 1938 года по 1945 год служил в Советской Армии, где я честно защищал Родину, а чеченцев выслали в 1944 году.
Убедительно прошу Вас, товарищ Маршал, учитывая мою честную службу в Советской Армии в рядах которой я воевал с немецко-фашистскими захватчиками, за что имею награды, освободить меня из спецпоселения. Прошу Вас, товарищ Маршал в моей просьбе не отказать.
27/XII-52 г.
 
Такие же заявления были отправлены на имя Министра государственной безопасности СССР тов. Меркулова, Председателя Президиума Верховного Совета СССР тов. Ворошилова К.В.
С учета спецпоселения Джамалханов Салман снят 15 сентября 1954 г. с предоставлением права проживания в пределах Казахской ССР и при изменении места жительства в пределах Казахской ССР обязан немедленно встать на учет в органах МВД..
 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 570

Зайтаев Али, 1900 г.р., уроженец сел. Беной Ножай-Юртовского р-на.

 

Председателю Президиума Верховного
Совета Союза ССР
тов. К.Е. Ворошилову.
гор. Москва, Кремль
от гр-на Зайтаев Али,
проживающего: к-з им. Крупской
Кагановического р-на Киргизской ССР
 

Заявление

В настоящем прошу Вас обратить внимание т.как я спецпоселенец Зайтаев Али, национальность чечен рожденец Северного Кавказа, всегда любил Советский Союз и подчиняюсь советским законам, никогда не нарушал советский закон. Поэтому я прошу Вас высший орган Советского Союза, если имеется право по Советскому закону уволить меня с учета спецкомендатуры, отпустите меня на свой Кавказ на старое местожительство. Я старик, имеющий 62 года... Есть Закон Конституция СССР тов. Сталина: каждый советский гражданин имеет равные права, каждый будет отвечать за свою голову. Граждане Советского Союза не будут отвечать друг за друга. Поэтому я хочу написать Вам о своем положении. Я ни в чем не виноват. Прошу Вас дать ответ.
 
28 сентября 1955 г. пришло сообщение об отказе.
Из спецпоселения Зайтаев Али освобожден 7 августа 1956 г. В расписке о снятии с учета спецпоселения без права возвращения на родину расписываться отказался.
 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 640

Дачаев Ширвани, 1912 г. р., уроженец сел. Эрсеной Веденского р-на.

Министру внутренних дел СССР

т. Круглову

г. Москва

 

Заявление

Я 1912 года рождения, воспитанник детского дома. С 1927 года состоял в рядах ленинского комсомола, а с 1932 г. являюсь членом Коммунистической партии Советского Союза. Таким образом всю свою сознательную жизнь активно провожу в жизнь линию нашей партии. С 1932 по 1936 год был на руководящей комсомольской работе. С 1936 по 1940 год работал на руководящей партийной работе в бывшей Чечено-Ингушетии. Был избран депутатом Верховного Совета СССР первого созыва. С начала Великой Отечественной войны до марта 1944 года служил в рядах Советской Армии на партийно-политической работе. Участвовал в боях за оборону Кавказа, в составе войск противовоздушной обороны Последний год службы в армии работал старшим инструктором политотдела по организационно-партийной работе и являлся членом партийной комиссии. В настоящее время состою на военном учете в Джамбулском горвоенкомате Каз. ССР. Был демобилизован из армии, в связи с переселением чеченцев и ингушей, по причине моей принадлежности к чеченской национальности, а других причин не могло быть, т.к. честно выполнял свой долг воина в борьбе против фашистских захватчиков. Характеристика о моей добросовестной службе в армии имеется в Джамбульском Упр. МВД, которое своевременно готовило материал на предмет снятия с меня ограничения. После демобилизации из армии с 1944 г. работаю в гор. Джамбул в различных организациях на хозяйственной работе и добросовестно выполняю свои обязанности. Никто из моих родственников не является преступником перед Советской властью. Я уверен в том, что местные партийные органы также положительно отзовутся обо мне, так как в течении десяти лет в Джамбулской партийной организации и активно выполняю директивы нашей партии.
Будучи уверенным в том, что Вы по существу разберетесь в данном заявлением, прошу рассмотреть вопрос о снятии с меня и с моей семьи ограничения.
Дачаев
Мой адрес: Каз. ССР, г. Джамбул, 1-й переулок Абая, № 46.
5/IV-54 г.
 
С учета спецпоселения Дачаев Ширвани снят 30 сентября 1954 г. с предоставлением права проживания в пределах Казахской ССР, и при изменении места жительства в пределах Казахской ССР, обязан немедленно встать на учет в органах МВД.
 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 598

Дукаев Асуха, 1916 г.р., уроженец сел. Шали.

 

Председателю Совета Министров СССР
тов. Маленкову
от выселенца Дукаева Асухи,
проживающего: Каз. ССР,
Джамбулская обл., Чуйский р-н,
сел. Ново-Троицкое,
ул. 2-я Садовая, № 47

 

Заявление

Считая себя честным и преданным советским гражданином, я хочу обратиться к Вам с просьбой обратить особое внимание к моей просьбе.
С 1938 года по май м-ц 1946 года, я служил в рядах Советской Армии, за время моей службы не было ни одного замечания на меня, чтобы я нарушил армейскую дисциплину.
Я участвовал в Великой Отечественной войне с начала и до конца, выполнял все приказания честно и добросовестно, своевременно.
Сослужив честно и добросовестно в рядах Советской Армии я демобилизован из рядов РККА в 1946 году, но выезжать на родину мне не разрешили, так как по решению Правительства все чеченцы из Северного Кавказа высланы и я вынужден был приехать в Казахстан, где и живу по настоящее время.
После демобилизации из Советской Армии т.е. с 1946 г. я работаю без перерыва и никаких замечаний со стороны спецкомендатуры не имею.
За всю свою жизнь не имел никаких преступлений и воспитан в духе Советской власти. Исходя из вышеизложенного я хочу обратиться к Вам с просьбой, освободить меня от спец. учета.
Я человек не грамотный, я возможно ошибаюсь перед Вами, перед партией и Правительством, но по сколько я считаю себя честным гражданином СССР, я хочу быть свободным гражданином, чтобы я имел возможность переменить место жительства.
Я считаю, что просьба моя будет удовлетворена.
14/IX-1953 г.
 
Из спецпоселения Дукаев Асуха освобожден 11 августа 1956 г. В расписке о снятии с учета спецпоселения расписываться отказался.
 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 610

 Исханов Ката Исханович, 1911 г. р., уроженец сел. Герменчук Шалинского р-на

 

Председателю Президиума Верховного
Совета СССР
тов. Клименту Ефремовичу Ворошилову
от инвалида Отечественной войны
II группы пожизненно, орденоносца,
прожив.: Каз.ССР, г. Джамбул,
ул. Колхозная, д. 60
Исханова Ката Исхановича,
рождения 1911 г.

 

Заявление

Убедительно прошу обратить внимание на мое заявление. В сентябре 1942 года я был призван в ряды Советской Армии, как и другие, защищать Родину, где я попал в стрелковый полк в г.Кизляр, откуда в течении месяца меня и других чеченов освободили по приказу Верховного Главнокомандующего товарища Сталина, как вышедшим из доверия защиты Родины, так как некоторые чечены на фронте, а также в тылу изменили Родине.
После чего тут же сразу я начал ходатайствовать перед Военным Комиссаром Шалинского района б/ЧИАССР ныне Междуреченский район Грозненской области/, чтобы мне разрешили идти в ряды Советской Армии защищать Родину от гитлеровских захватчиков, зная свой долг перед Родиной и как воспитанник детдома.
Через несколько месяцев было разрешено мне, а также многим товарищам вступить в ряды Советской Армии и защищать нашу Великую Социалистическую Родину от ненавистного врага.
4/II-1943 года я добровольно призывался в ряды Советской Армии, где попал в пополнение 4-го Гвардейского Кавалерийского Казачьего Корпуса в г. Тихорецке. Командир Корпуса Генерал-лейтенант Кириченко. Стояли в обороне под Таганрогом. После я был переведен с некоторыми товарищами в 3-й Кавалерийский Корпус, который стоял и пополнялся на станции Шахтинск Нижнее течение Донца, командир Корпуса Генерал-лейтенант Осликовский.
В тоже время я был переведен в том же Кав. корпусе 32-я Кав. дивизия часть 41702, с этой дивизией я участвовал в боях освобождения гор. Смоленск, а так же Смоленской области, нашей дивизии было присвоено имя «32 Смоленская Кав. Дивизия», за проявленную отвагу и геройство.
После чего 25/XII-43 по Приказу Верховного Главнокомандующего тов. Сталина наш корпус целиком был переброшен в тыл противника с особым заданием перерезать шоссейные и железные дороги между г. Витебском и Полоцк, не давать противнику вывозить технику из Витебска, Минска и т.д., где я активно дрался с ненавистным врагом.
26/XII-43 г. по приказанию командования я доставил «языка», за что был награжден орденом Красной Звезды и в тот же день был тяжело ранен. После ранения я лечился в полевых госпиталях и в последнем э/госпитале 2801 в г. Горьком, откуда 21/III-44 г. я был выписан на амбулаторное лечение по месту жительства б/ЧИАССР Шалинский район, селение Герменчук /ныне Междуреченский р-н, сел. Мостовое Грозненской обл./.
На основании приказа Н.К.З. СССР и начальника Г.В.С.У. КА № 64/771943 г. Прибыв домой я не нахожу свою семью дома. После чего я обратился к Военному комиссару б/ЧИАССР и начальнику НКВД б/ЧИАССР, где я получил конкретный ответ - «Ваша семья выслана за измену Родине в Среднюю Азию».
Будучи убежденным, что я с ними ничего разрешить не смогу, решил, что пролитая кровь мною, даром не пропадет и это временное явление, я выехал разыскивать семью в Казахскую ССР. Семью нашел в Луговском районе Джамбулской области.
Проживая в Луговском районе я прошел комиссию в Луговском райвоенкомате. Комиссия признала меня негодным к несению военной службы и выдала мне свидетельство об освобождении от воинской обязанности. Комиссия Луговского райсобеса признала меня инвалидом II группы, установив пенсию 300 руб. в месяц.
Прошло несколько месяцев Луговской Ро. НКВД берет меня на учет и говорит Вы спецпереселенец, без нашего ведома никуда не ходить, я стал говорить с Вашим разрешением добровольно не ушел защищать Родину, смешно, отдал половину здоровья за Родину и стал спецпереселенцем.
Ничего моя пролитая кровь за Родину даром не пропадет Правительство учтет мои заслуги и преданность перед Родиной. Сейчас не время разбираться. Война.
В 1944 году из Луговой я переехал в Кзыл-Ординскую область Чиликский р-н, где жил и работал зав. топленным складом. Чиликский отд. «Узглавтоппром» с 25/IX-44 по 25/XI-53 год.
Несмотря на свое нетрудоспособие участвовал в деле выполнения сталинских пятилеток.
В 1954 г. по своему состоянию здоровья я переехал в город Джамбул и по сей день с меня не снимают спец. перселение, я все время ждал сегодня или завтра будет указание о снятия с учета таких достойных сынов чеченского народа, много, не один я, а есть и Герои Советского Союза.
Кроме того, Пред. Совета Министров б/ЧИАССР тов. Минаев, Пред. Президиума Верховного Совета б/ЧИАССР тов. Тамбиев, разделили ЧИАССР на две группы: чеченцы, ингуши наносили ущерб государству, а также Советской Армии, когда немец был на подступах Грозного в Моздоке.
Я считаю, что из-за них я не должен стоять на спец. учете, тогда когда я зная свой долг перед Родиной, отдал половину жизни за свою Родину.
Исходя из вышеизложенного убедительно прошу Вас, учитывая мои заслуги на фронте и инвалидность снять с меня спец. учет на общих основаниях, а также мою семью...
О результатах моего заявления прошу уведомить меня по вышеуказанному моему адресу.
К сему Исханов
29/VIII-55 г.
г. Джамбул

 

В просьбе Исханову отказано. Очень интересна формулировка отказа: Просим объявить Исханову, что материалы проверки об освобождении его из спецпоселения нами /МВД Каз. ССР и МВД СССР/ рассмотрены и в просьбе ему отказано, так как основания для этого пока еще не имеется.

Из спецпоселения без права возвращения на место, где проживал до выселения, Исханов Ката Исханович освобожден 18 января 1956 г.

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 731.


Висаев Исмаил, 1928 г.р., уроженец сел. Курчалой Курчалойского р-а.

 

г. Москва.
Секретарю ЦК КПСС
т. Н.С. Хрущеву
от гражданина, чеченца,
проживающего: г. Фрунзе
Киргизская ССР,
Ворошиловский р-он,
к-з им. Калинина, ул. Мичурина, № 135
Висаев Исмаил
 
Заявление
 

Я обращаюсь к Вам через 12 лет с просьбой дать мне разрешение уехать обратно в Кавказ в свою родину, где жили мои отец и мать, и где они похоронены. Когда меня в 1944 г. выслали с Кавказа, как чеченца, мне было 14 лет. Мой брат Висаев Висха погиб на фронте во время Отечественной войны в 1942 году. Тут в Киргизии я на работе имею две почетные грамоты и 4000 рублей премию мне выдали одновременно. Сам я из батраков, мои родители крестьяне-бедняки. Мы даже и на Кавказе не имели хорошего дома и не имеется. Никогда я не воровал, не хулиганил, учился, я честно работал все время. Я неграмотный, не знаю русского языка хорошо, а поэтому мне хочется поехать домой на родину и чтобы меня похоронили на той земле, где похоронены и мои родители. Я не прошу обратно свой дом и имущество, я только прошу вас отпустить меня хотя бы в ближний р-он и село, где я проживал ранее, т. е. в Кавказ, на любое место. По моему за 12 лет я оправдал свою вину, хотя до сих пор не знаю за что меня выслали, а поэтому убедительно прошу отпустить меня обратно на родину.

К сему (Висаев)
 
Из спецпоселения Висаев Исмаил освобожден 31 июля 1956 г. Свое несогласие с правом проживания в любом пункте страны, кроме того места, где проживал до выселения он выразил в расписке о снятии с учета спецпоселения, где отказался ставить свою роспись.
 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 8, д. 11518.

Салманиев Шахид, 1937 г. р., уроженец сел. Бачи-Юрт Курчалойского р-на б/ЧИАССР.

 

Председателю Президиума Верховного
Совета СССР
тов. К.Е. Ворошилову
от спецпоселенца Салманиева Шахида,
прож.: Кир. ССР, Фрунзенской обл.,
Петровский р-он, сел. Петровка,
ул. Заводская, д. 313

 

Заявление

Я, Салманиев Шахид родился в 1937 г. в селе Бачи-Юрт Курчалоевского района б/ЧИАССР. В 1944 году меня привезли в выше указанное место на постоянное местожительство, а по каким причинам я не знаю. Поэтому я прошу Вас т.е. Компартию Советского Союза разрешить мне и моей матери Салманиевой Хурме вернуться на родину на постоянное место жительства. Во время пересылки мне было лишь всего 6 лет, а моей матери 55 лет. До самых старых лет она работала в колхозе, а я не мог сообразить ни в чем. В 1952 году поступил в комсомол и буду беспрекословно выполнять все указания, которые будут возложены на меня, не жалея жизни и своей крови. Дорогие мои я очень крепко прошу Вас разрешить мне возвратиться в б/ЧИАССР Курчалоевский р-он село Бачи-Юрт, если есть возможность. По поводу нашей пересылки, если Вы считаете меня преступником я прошу Вас никогда не разрешить мне о выезде на родину. Бывшие усадьбу и дом я не буду требовать, а буду строить или покупать. Поэтому прошу Вас не отказать в моей просьбе.

Просители 1. (Салманиев)

2.(Салманиева)

11/IV-56 г.
 
Заявление с просьбой разрешить вернуться на Кавказ, в сел. Бачи-Юрт Салманиев Шахид также отправил на имя Секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева.
Из спецпоселения Салманиев Шахид освобожден 9 августа 1956 г. Он также не согласился с условием, что не имеет право вернуться в место, откуда был выселен.
 
АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 8, д. 7461
 

Несогласных с условиями освобождения из спецпоселения было немало. Некоторые просто отказывались подписываться на расписке, другие кроме отказа еще приписывали свое желание вернуться на родину.

 

16 июля 1956 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР чеченцы и ингуши были освобождены из спецпоселения.

При этом у каждого из них отобрали расписку об отсутствии права возвращаться в места, откуда спецпереселенцы были выселены, и конфискованное при выселении имущество не подлежит возврату.

Часть из освобожденных вообще не стали расписываться - ведь не могли вернуться на родину. Другие расписывались, но заявили о необходимости возвращения в Чечню.

Комментарии, которые авторы пишут в расписках, стали интересными записками в документах фонда Архивного управления Правительства ЧР. Некоторые записки приводятся ниже

   

Указ от 6.VII.1956 г. мне объявлен, но в связи с запрещением мне проживать на прежнем месте жительства на Кавказе и не возвращением мне имущества оставшегося на Кавказе я отказываюсь подписываться.

(подпись)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 21, д. 18


   

От подписи отказалась, требует возвращения имущества и возврата к прежнему месту жительства.

(подпись помощника коменданта с/к МВД)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 21, д. 24


  

Поеду на Кавказ и буду требовать дом и имущество.

(подпись «за Гавлусаев»)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 21


  

Я отказываюсь на п. с. д.

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 8, д. 11518


 

Объявлено: от подписи отказался в виду того, что выезд на прежнее место не разрешается.

(подпись коменданта с/к)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 515


 

Объявлено: от подписи отказался.

(подпись коменданта с/к)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 610


  

Отказался от подписи.

(подпись)

 

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 8, д. 7461


 

Указ объявлен.

Желаю выехать на родину с возвратом имущества.

(подпись)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 16, д. 14476


   

От подписи отказалась.

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 20, д. 700


 

Я хочу возвратиться на родину.

(подпись)

АУП ЧР, ф. Р-1094, оп. 8, д. 11174

 

Подготовила к публикации
М.Х. ЧЕНЧИЕВА,
начальник отдела
использования документов
Архивного управления
Правительства ЧР
 

 Архивный вестник, выпуск 4, 2016 г. С. 154-169