Вход на сайт

Евгений Игнатьевич Крупнов (1904-1970), доктор исторических наук, профессор, заместитель директора Института археологии АН СССР, заслуженный деятель науки Чечено-Ингушской АССР и Кабардино-Балкарской АССР. Автор крупных публикаций о древней и средневековой археологии и истории Северного Кавказа по этногенезу кавказских народов.

В последнее время в Чеченской Республике проводится много мероприятий, посвященных юбилейной дате восстановления ЧИАССР 9 января 1957 г., ликвидированной 23 февраля 1944 г. в связи с депортацией вайнахов. Параллельно обсуждается и вопрос, связанный с трагическими событиями в гор. Грозном 26-28 августа 1958 г. Последние напрямую были связаны с возвращением на свою родину чеченцев и ингушей согласно постановлению Правительства СССР о восстановлении ЧИАССР.

Русское (казачье) население гор. Грозного, настроенное против возвращения чеченцев и ингушей к своим родным очагам, требовало от правительства не делать этого, не возвращать вайнахов. Дело закончилось погромами, убийствами и т. д. Круглосуточно в течение почти недели махровые шовинисты провоцировали вайнахов на физические действия, но той горстке чеченцев и ингушей, успевших уже вернуться на свою исконную родину хватило мудрости удержаться от силовых действий и не поддаться провокациям. Особенно активно действовали провокаторы 26-27 августа, Грозный напоминал бочку с порохом, к которому тянулись руки с горящим факелом. К счастью, Москва прислушалась к убедительным доводам вайнахских парламентеров и взрывоопасный очаг был ликвидирован. Вскоре страсти улеглись. Наступило время обдумывания произошедшего, поиска при-чин и устранения их.

В этом процессе приняли участие политические и общественные деятели, в том числе и ученые.

Е. И. Крупнов в Чечне. Начало 60-х гг. ХХ в.

И одним из последних был Евгений Игнатьевич Крупнов (1904-1970), на то время заместитель директора Института истории материальной культуры Академии наук СССР (ныне институт археологии РАН), начальник Северо-Кавказской археологической экспедиции (СКАЭ), работавшей пятью отрядами в ЧИАССР. Это был человек с высоким гражданским долгом. Уроженец гор. Моздока, но живший по долгу своей научной работы в Москве. Он бескрайне любил все народы Кавказа, особенно Северного Кавказа. Изучению их древней истории он посвятил свою жизнь, при этом символично, что две его научные работы - первая и последняя посвящены древней и средневековой истории ингушей. В 1963 г. за свое уникальное и фундаментальное исследование «Древняя история Северного Кавказа», доктор исторических наук, Е. И. Крупнов стал лауреатом Ленинской премии, самой престижной в СССР.

Он очень тяжело пережил депортацию вайнахов и других народов Северного Кавказа. Об этом ученый мне рассказывал лично в 1967 г., когда я поступил к нему в аспирантуру при институте археологии АН СССР. До сих пор помню, как выкатывались из его глаз слезы, словно свинцовые шарики, когда он рассказывал о том, что, будучи в ополченческой армии под Москвой в 1944 г., видел поезда, в которых везли солдат и офицеров (чеченцев, ингушей и других национальностей), снятых с фронтов, как представителей «врагов народа». В тот день мы долго говорили о трагической судьбе вайнахов, Евгений Игнатьевич просил меня никогда этого не забывать, но не озлобляться, а учиться, учиться и учиться, чтобы быть полезным своему народу. Через год, в 1968 г., когда я уже был на втором курсе аспирантуры, когда исполнилось ровно 10 лет трагическим событиям в гор. Грозном, он пригласил меня к себе домой (они уже жили с семьей на Ленинском проспекте) и в кабинете своей квартиры прочитал мне письмо, направленное им в ЦК КПСС 15 января 1959 г. по поводу событий лета 1958 г. в Грозном. Тогда, честно говоря, я не придал должного внимания этому уникальному документу, да и молодежь, вернувшаяся на родину в 1959-1960 гг., а я вернулся в 1960 г., практически и не знала подробности тех событий, потому что власти, особенно КГБ, делали все, чтобы предать это забвению. Но тем не менее я и тогда знал, что со стороны Евгения Игнатьевича это был поступок, на такой шаг мог пойти не каждый, а тем более русский. Но тем и отличался мой учитель от многих, которые по своим прямым обязанностям должны были бороться за честь униженного народа, но не делали этого, держась за кресла, должности, положение и прочие удобства в обществе.

Е. И. Крупнов ушел из жизни в сентябре 1970 г. и похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы. В архиве института археологии РАН (Москва) в личном архиве Евгения Игнатьевича Крупнова (ф. 13/105, л. 1-11) хранится копия письма, отправленного археологом в ЦК КПСС в январе 1959 г. Его копию я представляю читателю без особых купюр и изменений (сохраняя в т. ч. и те элементы марксистско-ленинской идеологии, противной нашему менталитету и Исламу). При этом напоминаю, что написание этого письма в тот момент надо оценить как геройский поступок со стороны выдающего кавказоведа Евгения Игнатьевича Крупнова, который мог за это потерять все, включая и жизнь. Он знал это, но поступиться своей совестью не мог и пошел на защиту чеченцев и ингушей с открытым забралом. Честь, хвала и вечная ему память!

М. Х. БАГАЕВ,

доктор исторических наук, профессор

Чеченского государственного университета,

бывший аспирант Е. И. Крупнова

 

Архивный вестник, выпуск 4, 2016 г. С. 173-174