Вход на сайт

В час роковых испытаний наши женщины бок о бок с мужчинами самоотверженно защищают свои дома, близких и родных. Будучи спецпереселенцами в годы депортации, находясь вдали от родины, наши сестры и матери, стойко переносили все тяготы и лишения ссыльной жизни. События последних десятилетий также явились очередным доказательством того, каким терпением, стойкостью и отвагой обладают наши женщины.

В нашей общей истории было немало женщин, проявивших на разных ее этапах мужество, отвагу, порядочность, недюжинные умственные способности. Перечислять имена всех достойных женщин можно очень долго, но все же несколько имен хотелось бы упомянуть: истинная чеченка, геройски погибшая при защите родного села Дади-Юрт - Дадин Айбика, участница военных действий против царской России Таймасха Молова, уроженка сел. Новые Атаги, принявшая активное участие в революционных Стодневных боях Фатима Арсанова, узница сталинских тюрем Малика Чикуева, сочинительница песен (узамаш), посредством которых сквозь десятилетия наша история становилась доступной подрастающему поколению.

В первые годы ссылки выселенным приходилось в буквальном смысле выживать в тяжелейших условиях. Для нашего народа чувство собственного достоинства всегда было дороже жизни. Это было стержнем чеченского характера. Молодые люди попадали в тюрьмы, лагеря и на рудники, а иногда и погибали, защищая свой народ, не сгибаясь под произволом и несправедливостью властей.

Как писал Александр Солженицын: «Была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности, - не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это были чечены». Наверное, именно поэтому чеченцев, хоть и называли врагами народа, уважали представители других национальностей.

Очень болезненно проходила адаптация чеченского народа к географическим, климатическим и этническим особенностям новых мест.

В период выселения через тюрьмы прошли не только мужчины, но и женщины. В результате всего этого много чеченских детей попадало в детские приюты, детдомы и интернаты. Они росли и воспитывались в этих учреждениях, оторванные от своего народа и своих корней, не зная своего родного языка и обычаев.

Чеченцы работали на лесоповалах, стройках, заводах, фабриках, сельском хозяйстве, шахтах и рудниках. Желание трудиться и строить взаимоотношения с людьми других национальностей изменило отношение коренных жителей к чеченцам.

Способность чеченцев самоотверженно трудиться быстро оценили и хозяйственные руководители, которые, начиная с 1947 года, стали прибегать к необычной форме поощрения лучших работников из числа депортированных. Им в качестве награды за добросовестный труд выдавали крупный и мелкий скот, что в то время было гораздо важнее почетных грамот, орденов и медалей.

В 1947 году органы НКВД фиксируют, что голод среди чеченцев почти прекратился. Аналитические сводки называли несколько причин, благодаря которым чеченцы в массе своей перестали голодать: «Улучшение продовольственного положения объясняется тем, что абсолютное большинство спецпереселенцев ведут свои собственные хозяйства, имеют в личном подворье крупный и мелкий скот, домашнюю птицу, с приусадебных участков и огородов взяли хороший урожай кукурузы, картофеля и овощей, что и явилось основным источником питания в зимний период.»

Начиная с 1948 года, спецпереселенцев стали представлять к правительственным наградам. В Казахстане среди спецпереселенцев почти

На сенокосе. Алиева Кайпа (2-й р я д, п е р в а я с п р а в а ). Казахская ССР. 1951 г.

 

5 тысяч стахановцев и ударников труда, из которых медалью «За доблестный труд» награждено 56 человек, премировано скотом 278, деньгами и промышленными товарами - 3449 человек. К званию Героя Социалистического труда представлено 8 человек, к орденам и медалям (включая высший орден СССР орден Ленина) - 71 человек.

В соседней Киргизии 19 человек представлены к правительственным наградам, включая ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За трудовое отличие».

Одним из самых известных «ударников труда» в Казахстане был уроженец Толстой-Юрта Ката Умаев, который свою первую правительственную награду получил в 1947 году - это была медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении был подписан еще 6 июня 1945 года, т. е. всего через полтора года после выселения, когда режим содержания спецпереселенцев мало чем отличался от лагерного. Уже в 1951 году ему был вручен первый орден Трудового Красного Знамени, а спустя год - еще один. Причем вторую награду он получил за рационализаторское предложение (изобретение), которое помогло спасти урожай по всей Северо-Казахстанской области. Прошло еще пять лет, и К. Умаев был представлен к званию «Герой Социалистического труда». Однако кто-то в Москве решил, что для спецпереселенца достаточно и ордена Ленина.

Мы все знаем, как нелегок труд горняка - только сильным людям он по плечу. И вдвойне достоин уважения труд женщин, освоивших эту сверхтяжелую и опасную профессию: чеченские женщины принимали участие в республиканских и всесоюзных соревнованиях. На Джезказганском марганцевом руднике отметили К. Кусову, К. Кулаеву, А. Шерипову, А. Тарамову за перевыполнение нормы выработки. У них и других спецпереселенцев средняя месячная норма выработки составляла 100-150 %. Отлично справлялись с делом, выполняя свыше 150 % нормы Маржан Бацаева, Есита Бултышева, Халипат Хасуева, Пети Умарова, Марха Митаева и другие.

Долгие годы так и оставались непобитыми рекорды, некогда поставленные спецпереселенками на шахтах и рудниках Караганды, Джезказгана, Балхаша.

Кроме того, чеченцы, как и другие репрессированные народы, внесли огромный вклад в освоение целинных земель, в возведение новых городов, поселков и промышленных объектов Казахстана.

Черепанова Любовь Ивановна, 1925 г. р., заслуженный шахтер Каз. ССР, вспоминает: «В 1944 году, когда чеченцев выселили в Караганду, мне было 19 лет. Поселок наш состоял в основном из чеченцев и ингушей, и в дальнейшем стал называться «Чеченским». Трудолюбивые чеченцы построили себе саманные домишки и начали трудиться на шахтах и стройках Караганды. Большинство из них трудились на шахте № 42-43, которую знали как «чеченскую». Я одна, русская, работала среди чеченок в брига-де у Анаса Дударова. Все чеченцы относились ко мне, как к сестре. Надо было видеть, какие прекрасные отношения были между этими людьми. Это были не просто соседи, это была одна большая семья. Вместе ходили на работу, уважали друг друга, делились последним куском хлеба. Говорить о выходных вообще не приходилось.

Чеченка на руднике во время высылки

В чеченских семьях распространялась устная народная поэзия, песни религиозного содержания, песни на лирические и патриотические темы. Я сама пела их вместе с подружками Манаш, Кокой и Асмой. Живя в Казахстане, они оставались чеченцами и берегли память о своей прекрасной родине - родине предков».

Чеченские женщины доказали, что умеют выдерживать удары судьбы и выходить сильными из любых трудностей. В этом крепок их дух и внутренний стержень, чем мы можем гордиться.

В. М. Бибулатов,

историк, краевед

 

Архивный вестник, выпуск 4, 2016 г. С. 170-172

window.sputnikCounter.events.push({form: "open"}); /* код для регистрации события об открытии формы */ window.sputnikCounter.events.push({form: "submit"}); /* код для регистрации события отправки формы */ window.sputnikCounter.events.push({form: "success"}); /* код для подтверждения успешного приема формы сервером */ window.sputnikCounter.events.push({form: "error"}); /* код для неуспешного приема формы сервером */