Вход на сайт

Бейсултан (Бисолта) Тагиров, житель села Алды (родился около 1852 года), слыл умным, образованным и набожным человеком. По словам людей, изучавших духовную историю чеченцев, он получил исламское образование вместе с такими выдающимися духовными деятелями как Элах-молла, Докку-шейх, Усман-Хаджи, Соип-молла Гайсумов, Шамсуди-Хаджи из Мескер-Юрта. Тагиров считался одним из ближайших соратников шейха Дени Арсанова.

 Стоят в колонне коричнево-серые сотни, приторочены сзади седел черные бурки, висят по худым бокам коней пестрые хурджины (вещевые мешки), коричневые папахи сдвинуты на лоб. Впереди - неизвестность и бой; враг недалеко.

 На белом коне, с винтовкой за плечами, выезжает мулла вперед колонны полка. Брошены поводья, опустили головы всадники, сложили руки ладонями вместе. Мулла читает молитву перед боем - молитву за Государя, за Россию. Молчаливо слушают ее угрюмые лица.

 - Amen, - вздохом проносится по рядам. - Amen. - Allah, Allah, - идет снова молитвенный вздох.

 Приложили ладони ко лбу, провели по лицу, будто стряхнув тяжелые думы, и разобрали поводья. Готовы в бой.

 Таким увидел всадников Кавказской Туземной дивизии корреспондент петроградского журнала «Летопись войны». Молитва перед сражением - и мулла, вместе с воинами готовящийся к бою.

 Жители Алдов избрали Бейсултана старостой села. Выбор оказался удачным.

 В 1911-1913 годах на алдынских землях нашли большие залежи нефти. В Грозном начался второй нефтяной бум. Нефтеносные земли Новых промыслов привлекли ведущие российские и мировые нефтяные компании. За право вести добычу на алдынских землях конкурировали англичане, французы, бельгийцы, итальянцы.

 В этой ситуации Бейсултан Тагиров быстро сориентировался. Вместе со своим двоюродным братом Эламирзой Каплановым (Мол-Эльмирза), который в то время был муллой в Алдах, они заключили с английской фирмой контракт на разработку алдынской нефти. Говорят, что разработать этот контракт помог известный нефтепромышленник и общественный деятель Тапа Чермоев, выступивший ходатаем за права чеченцев в Сенате - высшей судебной инстанции Российской империи.

 

(Подлинный договор Тагирова и Капланова хранился в фонде Чечено-Ингушского краеведческого музея; сожжен, как и многие уникальные документы, во время войны 1994-1996 гг.).

Контракт, заключенный Тагировым и Каплановым, оказался чрезвычайно выгоден для алдынцев: каждый женатый мужчина - житель села получал определенный процент от суммы за каждый пуд выкаченной нефти. Хотя процент был небольшой, однако, нефтедобыча так стремительно увеличивалась и так быстро росли доходы от продажи нефти, что алдынцы в одночасье стали «богачами».

Неожиданно свалившиеся капиталы зачастую приводили к курьезам. Рассказывают, что в те годы можно было наблюдать весьма забавную картину: по дороге из Грозного в Алды на нанятом экипаже едет алдынец, весело играя на гармошке, а следом на двух-трех таких же экипажах торжественно везут его покупки, и даже - на отдельном фаэтоне - его шапку.

Однако мирная жизнь на нефтяных капиталах оказалась недолгой.

1 августа 1914 года Россия вступила в Первую мировую войну. С первых же дней стали поступать сотни писем от чеченцев и других горцев. Они просились на фронт, в действующую армию.

23 августа 1914 года Император Николай II подписал приказ о создании специальной кавалерийской части из кавказцев-добровольцев: Кавказской Туземной конной дивизии. В ее состав вошел и Чеченский конный полк.

Первым командиром Чеченского полка стал уроженец Терской области полковник Александр Сергеевич Святополк-Мирский. Полковой штаб возглавил Тапа Чермоев.

Третьим лицом в руководстве полка был полковой мулла. Чеченский полк (как и другие части Кавказской Туземной дивизии) отличался от общеармейских частей российской армии еще и тем, что в штате официально числился мусульманский мулла - духовный наставник земляков-единоверцев.

Место полкового муллы было предложено Бейсултану Тагирову. Несмотря на то что алдынскому старосте исполнилось 62 года - возраст по тем временам более чем почтенный, - Тагиров отправился на фронт.

В декабре 1914 года всадники Чеченского полка вступили в первые бои в Карпатах. Полковой мулла проявлял отвагу: вместе с земляками находился под вражеским огнем на позиции и ободрял их в трудные минуты боя. Он стал старшим товарищем для всадников, оказавшихся вдали от родных мест и близких людей.

Мулла занимал особое положение - ведь офицеры полка хорошо понимали его значение для боевого духа и настроения мусульман. Бей-Султан устраивал праздники, в первую очередь Ураза-байрам и Курбан-байрам. В это время не только офицеры, но и сам великий князь Михаил Александрович, брат царя и командующий Дикой дивизии, поздравлял всадников-мусульман. А российская императрица Александра Федоровна, ставшая «благотворительницей Чеченского полка», послала подарки для фронтовиков.

Мулла также организовывал отправление воинов, павших в бою, для погребения на родине. «...Мулла на позициях со своим полком и, как у всех, у него винтовка, кинжал и шашка, - отмечал писатель Николай Брешко-Брешковский, который в это время являлся военным корреспондентом. - .У наших мусульман считается великим бесчестьем покинуть павшего товарища на поле сражения. Он должен быть похоронен своими же и по своему обряду. Бывали случаи, горцы под адским огнем, теряя людей, вытаскивали и уносили труп всадника своей сотни.»

Почти три года войны подорвали экономику России и породили острейшие политические и социальные проблемы. В начале 1917 года произошло антимонархическое Февральское восстание. Царское правительство и старый государственный аппарат развалились. Необходимо было организовать новую, демократическую власть.

В это время чеченцы установили народное самоуправление - национальный комитет и гражданские комиссары. В марте земляки избрали Бейсултана Тагирова, который к этому времени уже вернулся на родину, комиссаром Урус-Мартановского участка (района).

Основные проблемы новой власти стали преступность и межнациональная рознь. Тагиров и его товарищи организовали отряды для поддержания порядка и борьбы с грабежами и угонами скота.

В это время создана специальная шариатская комиссия, которая разработала проект о «проведении шариатских правил в жизни Чечни». Главой этой комиссии стал известный духовный деятель шейх Дени Арсанов; одним из его соратников являлся мулла Бейсултан.

За два месяца богословы, муллы и ученые выработали шариатские правила. Главой Грозненского шариатского суда и окружным кадием стал Бейсултан Тагиров. «Чеченский народ желает мирного жительства и хочет рука об руку с другими народами работать для закрепления свободы», - заявляли представители делегатов.

Новый состав Чеченского комитета учредил конную милицию для борьбы против преступников и провокаторов. Одним из активных руководителей чеченской милиции стали офицеры Чеченского конного полка - Махмуд Чуликов, Иса Курумов, Абдул-Муслим Борщиков, Осман Чермоев и другие однополчане Тагирова.

Уже к концу июля добровольцы во главе с офицерами, развернув активную борьбу против бандитов, добились успехов. Всадники взяли с по-личным несколько групп преступников и отбили лошадей, быков, баранов.

Но вскоре началась Гражданская война. Одни стояли за социальную революцию и красный террор, другие - за старый режим и полицейские репрессии.

Кадий отказался выбирать между красными и белыми. Он жил в Урус-Мартане и пытался защитить простых людей, которых терроризировали и грабили как большевики, так и деникинцы.

В 1924-1925 годах, когда каратели ГПУ арестовали шейха Али Митаева, мулла Бейсултан вместе с другими духовными лицами организовали сход мулл и алимов. Они прилагали усилия, чтобы освободить шейха. В том числе Тагиров, его сын Идрис, двоюродный брат Мол-Эльмирза пытались взять Али Митаева на поруки.

Но чекисты требовали «разрешение вопроса» - то есть убийства шейха. Глава ГПУ на Юго-Востоке России Эфим Евдокимов, один из организаторов и активных исполнителей красного террора, заявил о причинах ареста: «Если проследить последний трехлетний период существования советской власти в Чечне, то во всех выступлениях Али Митаев является центральной фигурой. Разрешение вопроса об Али Митаеве разрешает вопрос о спокойствии на Северном Кавказе и создании благоприятной почвы для нашего внедрения в горские массы.»

После ареста шейха в Чечне начались массовые аресты духовных лиц, закрытие мечетей, медресе. На следующий год, в 1926 году Тагирова не стало.

У него были 15 детей: десять сыновей и шесть дочерей. Один из сыновей, Идрис был исламским богословом и учителем в медресе в Урус-Мартане. Он расстрелян НКВД в 1937 году. Другой, Ислам работал в медресе в Чинги-Юрте. Третий сын, Якуб был председателем сельского совета в Алдах. Погиб в годы Великой Отечественной войны.

Часть материала и фотодокументов пре-доставил краевед и общественник Алу Тагиров, сел. Алды.

Т. М. МУЗАЕВ,

помощник начальника

Архивного управления

Правительства ЧР

 

 

Архивный вестник выпуск 4 2016 года. С. 52-55

window.sputnikCounter.events.push({form: "open"}); /* код для регистрации события об открытии формы */ window.sputnikCounter.events.push({form: "submit"}); /* код для регистрации события отправки формы */ window.sputnikCounter.events.push({form: "success"}); /* код для подтверждения успешного приема формы сервером */ window.sputnikCounter.events.push({form: "error"}); /* код для неуспешного приема формы сервером */